January 27th, 2006

Птица

Русские революционеры. Начало.

Процессы пропагандистов, имевшие место в 1877 и 1878 годах, знаменуют конец этого первого периода революционного движения в России, являясь в то же время его апофеозом.
Русское правительство, желавшее идти по стопам французской Второй империи, умевшей так хорошо играть красным призраком, решило, чтобы разбор первого большого дела - т.н. "процесса 50-ти" - происходил публично; оно надеялось, что устрашенные привилегированные классы теснее сомкнутся вокруг трона и оставят всякие завиральные идеи. Но расчет оказался ошибочным. Даже те, кто враждебно относились к революционерам, были поражены их изумитеьлной готовностью к самопожертвованию.
"Да это святые!" - восклицали все, кому удалось присутствовать на этом памятном суде.
В следующем году громадный "процесс 193-х"*) только усилил это впечатление.

И действительно, всё, что есть благородного и высокого в природе человека, казалось, было сосредоточено в этой горстке героической молодёжи.
(С. Степняк-Кравчинский, "Подпольная Россия")
А сегодняшние молодые "патриоты" и комформисты оправдывают министра Иванова, открещивая сию безусловно достойную персону от той трагедии, что случилась в его ведомстве.
Противно вас читать, господа. До какого же пресмыкания и полюбодеяния к властям вы опустились!
Таких предков вы точно недостойны.
Вот потому вы их и шарахаетесь, а они бы вас - точно презирали. Пусть это чувство и не было им знакомо - "они были полны любви и ни к кому не испытывали ненависти, не исключая даже своих палачей" (С. С.-К-ий, там же)

*) Т.н. "Большой процесс" - судебное дело революционеров-народников, разбиравшееся в особом присутствии с 18 окт. 1877 по 23 янв. 1878. К следствию было привлечено около 1400 участников (официальная царская статистика) "хождения в народ" 1873-1874 гг.

По заявлению царского циркуляра 37 губерний были "заражены пропагандой". Аресты следовали один за другим. Большинство ходоков в народ были ещё до суда административно сосланы.

Привлеченные по делу 193-х были приговорены к суровым мерам наказания: 10-15 лет каторги - как, например, для Л. Шишко (1852-1910) - члена кружка "чайковцев", бежал, умер в Париже; для Дм. Рогачёва (1851-1884) - умер на каторге и для многих других девушек и юношей, детей разночинцев, купцов, многих из аристократических семей).