January 30th, 2010

I am a bird

(покусывая локти)

До чего же вся жизнь зависит от учителей!
У нас в школе были замечательные
— математичка (Ада Николаевна Шейникова)
— француженка (Ирина Валентиновна Богданова)
— химичка (эх... к стыду своему помню только то, что её звали Лилия, кажется, Вячеславовна) — до неё тоже была в 7-м классе настолько же классная химичка, которая была всего год и как её зовут я не помню.
И была ещё совсем неинтересная биологичка — биологию никто не любил.

К химии, однако, у меня особых наклонностей не оказалось, а к математике и языкам проклюнулись. Но меня занимали астрономия и космос.
Ломанулась на физтех — потому что в Долгопе ранней весной в последний мой школьный год красиво лежал снег, было тихо и, как мне показалось, необычайно душевно.
Хорошо, что хоть потом успешно послала нафиг физику с её физиками и получила диплом уже с кафедры высшей математики.

А ведь могла бы стать и биологом, наверно — и на физтехе соответствующий факультет имелся. Ведь интерес тоже был с детства и в семье подпитывался — не хватало только малюсенького толчка. Но училка по биологии убила тот интерес напрочь лет на несколько точно, как раз в то самое время выбора профессии.

Теперь бы не пришлось краснеть. Ну не к тому, что мне за физфак, мехмат или ВМиК стыдно, а к тому, что эти подписанты свидетельствуют и о позорнейшем интеллектуальном фиаско оных областей знаний, в частности в России. Едва ли скажешь, что эти науки сейчас находятся на гребне интеллектуальных высот и вообще в мире.

Впрочем, математике самой по себе мне грех пенять — только благодарить могу.
Птица

А ругань коммари вся вытерта теперь...

Вот так они себе и создают свиту. Непомерно выпячивая театральную риторику перед нею и подтирая продукты своей жизнедеятельности там, где даже свита может начать воротить нос от вони.

А перед свитой им надо ещё дуть в дудочку управляющего ею лидера: им надо ставить себя на место буквально вождя сторонников идеи, использовать набор соответствующих ю-пиков для пущего соответствия бренду — а то вдруг кто что попутает! и надо всенепременно поучать свысока тех, кто сомневается в искренности аляповатой режиссуры, — поучать надо как человек компетентный, зрелый, опытный и знающий оппонента чуть ли не лично.

Надо им ещё периодически устраивать картинную сцену преданности бренду, надо стараться хорошо смотреться в позе объективного наблюдателя и чуть ли не исследователя — вовремя подсунуть свите цифры с уверенностью гуся перед гусынями и обязательно с собственным сколь высокоумным, столь и унылым в своей пошлости резюме, но главное при том — узнаваемым.

Таким персонажам надо ещё стараться везде, где только удастся, как истинным торгашам идеей за копейки, спекульнуть вопросами национализма, а лучше с т.з. маркетинга себя любимого — так и вообще при том выставить себя борцом с антисемитизмом, выковыряв его из собственного зада разве что. Ибо больше неоткуда.

Вот и весь алгоритм деятельности. А когда-то они делали карьеру и создавали миф вокруг себя в реальности — надо было только усвоить риторику! И чем больше они любили прежде всего себя, чем отдохновеннее упивались чувством собственного величия при том, тем шире была их свита. Среди определённой публики, конечно — той, что боле всего любила зрелищность сцен, скорость смены новостей и событий — для успокоения своей собственной скуки — и это всё, что составляло её мотив и интерес.

Сейчас в жизни такую технологию не провернёшь — во всяком случае не удержишься сколько-нибудь долго: у людей больше средств информации и оценки происходящего.
Но зато во СМИ так можно держаться лет -дцать точно: держать обкуренное стадо в тонусе и одновременно не выпуская его из загона.
А там — или ишак сдох, или падишах.