March 12th, 2010

I am a bird

Освоение брендов.

Носители ведущей ныне идеологии постепенно переваривают СССР вместе со всеми его достижениями, которые тоже приватизируют под себя, вслед за материальной базой.
Зондаж всё чаще показывает, что население, не смотря на оголтелое охаивание в СМИ 70-летней эпохи социализма, относится к тому с симпатией и осознанием «тогда было точно честнее, а сейчас точно лживее и гаже».
Потому и проводники линии партии от всяких политтехнологических контор, газпроммедиа и пр. медиа оперативно мимикрируют под вкусы и мнение людей, по-прежнему оставляя за собой право господствующего класса и его прислуги безаппеляционно излагать историю, судить поступки и решения основателей Союза.

Таких медиа-трансляторов хорошо видно по их деятельности в сети. Публично они выражают уверенную лояльность социализму, поддакивают тем, кто выставляет на показ доведённые до абсурда идеологические поделки антикоммунистов или нынешние новости о деятельности олигархата. И вместе с тем они тут же вдруг высовывают непонятно из какого места, зато ссылаясь на архивы, документы и факты (слово «факт» — их любимое), «реальные» подтверждения злокозненности большевиков, их преднамеренных жестокостей и исключительной ответственности за зло — «покайтесь, признайтесь, возьмите всю ответственность и за наши подлости!».

Явно или неявно их накачивают, ещё начиная с учебных заведений, осознанием себя управленческой элитой, которой должно быть дадено больше, лучше — как материальных благ, так и прав. «Вы — экономисты, юристы, менеджеры! Вы находитесь у кормушки руля: ближе остальных людей к принятию решений! Несите же разумное, доброе, вечное людям наше вИдение их истории, экономики, прав! И тогда вам будет гарантировано привилегированное положение! И попрежнему можете совершать те же подлости — потом мы найдём на кого их переложить, вы только принимайте нужные нам решения, всё равно за них будут отвечать другие».

Если в советское время упор был на ответственность за принятие решений хотя, как ныне впаривают, люди были лишены свободы, лишены возможности принимать решения (тогда как даже не главный, а ведущий инженер мог отказаться подписать проект или сдачу объекта — и его не принимали, ныне же даже главный инженер ничего не решает — всё решает тот, кто платит), то сегодня прислуге господствующего класса всяко внушается, будто это именно она принимает решение (причём всего-лишь одного типа: вступать или не вступать в отношения купли-продажи), но об ответствености и речи нет — роли ответственных уже распределены по умолчанию и заранее.