September 10th, 2010

Птица

Чума

В 20-30-е в Германии немногие люди это испытывали: когда оно наплывает, хавает всё больше мозгов, а ты ничего не можешь с этим поделать.
Не смотрю зомбоскоп из чувства брезгливости — из того же чувства перестаю читать некоторых френдов (да-да — я как и прочие нормальные люди смотрю ленту только по фильтру). Исламофобия некоторых ещё как-то терпима, но вот остальные — это буквально какие-то жертвы анального изнасилования.
Уж простите, кто обиделся. Но я никак, никак не пойму, чем «черножопые» хуже жлобожопых (навёл на слово jalynski). Уж агрессии и ненависти в первых точно не больше, даже в сравнении с обыкновенным расово-чистым обывателем.

Почему когда русский мальчик кидает в кого-то камень (а дети обычно — да, неадекватно кидаются камнями), то это не вызывает особо нервной реакции, но если то же самое делает мальчик из понаехавших (причём «жертва» по куриной природе своей конкретно нарвалась), то это вызывает истерику и потоки ненависти? Не иначе как «жертву» хотели сжить со свету, но промахнулись.
Почему когда православное стадо (ну простите, кто обиделся — они ж сами себя так называют: попы у них буквально окормляют паству, что есть «стадо») собирается в пустоглазую толпу на Пасху, то это вызывает только одиночные язвительные комментарии в каких-нибудь антирелигиозных сообществах, а вот когда то же самое делают мусульмане на свой праздник, то бурление отбросов жизнедеятельности некоторых организмов такое, что как ни ходи на цыпочках, всё равно натолкнёшься.
Жертвы цыган, вон, аж какие-то перфомансы в стиле «карлсон ушёл»/«вернись, я всё прощу» в порыве страсти свершают. Латентный, а иногда и вполне явный, нацизм совпатов и прочих рядящихся в красное щелкопёров с болезненным ЧСВ особо доставляет, да.

По-моему, это всё от мучительного безделья и никчёмности в людях. Им просто заняться больше нечем.