December 5th, 2010

soft agression

Они такие, да…

Помнится, в детстве «Кортик» был одной из любимых повестей.
Дома валяется журнал «Дружба Народов», 7'1997 с куском из романа-воспоминания Анатолия Рыбакова, лауреата Сталинской премии, между прочим. Сплетни, интриги, дрязги — читать неприятно, как тухлую лягушку в руках держать. В кого только не плюнул, в Симонова, Фадеева — само собой. Комментируя свою премию — «Я лично был ему безразличен: для него, истребившего десятки миллионов советских людей, что значил один человек?» — это в одном месте, а несколькими главами до того опять то же заклинание, но чуть иное, привожу цитату как можно полнее:

В начале шестидесятых годов, работая над романом «Дети Арбата», я поехал на Ангару в те места, где отбывал когда-то ссылку. Встретился там с секретарем райкома комсомола, милым, веселым, предупредительным парнем. Оказался он из семьи спецпереселенцев, вывезенных сюда в конце двадцатых «кулаков» с Кубани. Привезли зимой, бросили в снег, выживай, как хочешь. Многие погибли в ту зиму. И дед его, и бабка тоже погибли. Отец с матерью уцелели, выкарабкались, прижились тут, детей вырастили.

Говорил он спокойно, ничто не дрогнуло на его лице при рассказе о гибели родных, о судьбе односельчан.

Я спросил:

- Как ты теперь на это смотришь?

Он пожал плечами.

— Досталось, конечно, и деду и бабке, и родителям моим туго пришлось. Но ведь с какой стороны посмотреть. Вот я — секретарь райкома комсомола, учиться поеду в Москву в партийную школу, брат мой — заместитель главного инженера на Красноярской ГЭС, сестра — директор универмага в Иркутске. А не выслали бы тогда деда и бабку и родителей моих, пас бы я теперь на Кубани свиней и гусей, в лучшем случае в трактористы или в комбайнеры вышел. Так что обиды на власть не чувствую. Так получилось. И, выходит, к лучшему.

У этого милого парня не было никакой памяти о своем народе, о его невзгодах и страданиях.

И сейчас, когда я вижу, как топчут память о солдатах, погибших в Великую Отечественную войну, вижу на демонстрациях портреты Сталина, уничтожившего многие десятки миллионов русских людей, в том числе дедов, бабок, отцов и матерей тех, кто эти портреты несет, я задаюсь все тем же вопросом: неужели у нашего народа нет памяти?

Курсив мой — заметьте, что это пересказ автора, а не прямая речь, которую он приводит ниже. Разумеется, тут надо художественно усилить: в глухой тайге в снег бросили людей с детьми, старики (но не дети) тут же и умерли.
Какая же гадкая личность этот Рыбаков! Всех и всё толкнул с прилавка, всем торганул — уж старый был, а всё гонораров не хватало. Молодец…

А вот, похоже, источник о «многих десятках миллионов истреблённых Сталиным».
Птица

«Нормандия-Неман»

Знакомая мамы рассказала. Её дядя (дедушка 84 года, ходит плохо, с палочкой) служил при полке Нормандия-Неман во время Великой Отечественной. Недавно вызывали в музей полка в г. Фрязино (в школе, да…), чтобы наградить там грамотой и, что ли, орденом — так сказала, но мне что-то не верится.

А всё из-за вот этого, наверно… хотя полтора года уже как.