December 9th, 2010

soft agression

Культ-массовая цензура

С вечера подписалась на комментарии к своему сообщению. Сейчас воообще каждую минуту сыпятся — отписалась. Если всё же увидите, что кто-то что-то по делу напишет — свистните, пжлста.

Оцерковленные граждане во всей красе тоже имеются и, похоже, опять только флудом всё и закончится. Невозможно через виртуальные средства коммуникации серьёзно объединяться.

Многие любят цитировать ту самую потасканную антиутопию оного писателя, совершенно не замечая, насколько она далека от реальности, которая совсем иная: индивидуалист, наёмник спецслужб и штатный пропагандист Оруэл не мог по определению осмыслить и включить в свой опус реальные явления, видимые на его стороне и в то время тоже.

Например, больше всего меня удивляет и озадачивает в деле Wikileaks то, что почему-то никто не отмечает: Ассандж — одиночка.
Что к нему прикопались по статьям ниже пояса — это неудивительно, конечно. Такие уж у них методы и такой почерк. К Поланскому тоже с этой же стороны прилипли и именно тогда, когда он снимал своего «Призрака». Если поискать и вспомнить, то примеров можно найти побольше.
У них всегда действует одиночка, хотя на самом деле участников такого проекта (не говоря уж о создании фильма, как с Поланским) может быть много, выбирают кого-то одного: и цепляют именно такое обвинение, которое касается сугубо частной жизни человека, его одного, и лишь такое обвинение призвано максимально задеть и втоптать в грязь: это вам не «враг народа», тут полная реабилитация фактически исключена, даже если удастся оправдаться юридически. Человек оказывается в ситуации «тебя лично облили дерьмом, тебе лично и отмываться». Весьма эффективный способ отстрастки всех прочих.

А других, возможно, давят по-тихому — широкая общественность об этом никогда не узнаёт: «аномалии» в общей схеме тоталитарной системы должны быть единичны по природе своей — таково основное требование тоталитаризма и основной его признак для распознавания.