March 24th, 2014

I am a bird

Заграницей

В тему о добровольной внутренней эмиграции не-граждан СССР из СССР.
Больше всего заметно по тем, кто не успел/не смог в силу возраста или ограниченности ума осознать себя советским человеком и гражданином красной империи.
И среди них это хорошо видно именно по тем, кто теперь трындит за Крым или против Крыма лексикой «аншлюс территории независимого государства» — пожалуй, только советский человек может воспринимать это выражение по отношению к Крыму как горячечный бред бешеного психа.

Помнится перестроечные и пост-перестроечные масс-медиа активно гадили в мозги тем, что в Советском Союзе, дескать, нет гражданского общества и его, стало быть, надо ещё создавать. Сей термин ныне даже либералы уже стесняются вспоминать.
Ибо раньше если и не было гражданского общества©, то хотя бы были отдельные граждане.

Но потом граждане куда-то все разом подевались, видимо, туда же, куда ушли коммунисты — и о них уже больше старались не вспоминать. Как и про гражданское общество. Коммунисты, конечно, ещё долго будут мучить своим инфернальным образом тех, кто остался, но вот о гражданах забыли как только, так сразу.

А кто такие, собственно, граждане? Это люди, которые определяют государство. А не наоборот.

И вот сейчас граждан нет. Осталось то самое быдло, которое держат в стойлах и в загонах — ему сказали: «стойло здесь, ограда здесь, твоя территория здесь». Оно и живёт в этой реальности. «Вот тебе хозяин отгородил ещё — радуйся». И радуются. Или пугаются — что это за чужая земля неизвестная — что на ней растёт? а что если там живут совсем другие копытные и другая трава растёт?
Или альтернатива — «злой сосед отобрал у тебя вон тот загон со сладкой травкой — рычи на него». И рычат.

Самое поразительное, что этим менталитетом охвачены чуть ли не те, кто себя бьёт пятками в грудь как коммунисты и русские патриоты.

Да любой вменяемый коммунист, советский человек и русский (украинский, казахский, грузинский и т.д.) патриот никогда и не признавал разделение СССР на независимые государства™ по границам 1991-го года.
Для него присоединение Крыма — всего лишь передвижение тех границ. Он его как считал своим родным, так и считает.
И случившийся факт аншлюса™ воспринимает с удовлетворением потому, что он только подтвердил относительность, никчёмность и фиаско границ 1991 года.