JesCid (jescid) wrote,
JesCid
jescid

Образование & PR

Когда система образования стала стремительно и неизбежно разрушаться, а заметно это было уже в самом начале 90-х, если не раньше, меня утешала мысль о том, что с развитием интернета и созидательного бизнеса желающие всегда смогут добыть те знания, которые им необходимы — или в сети, или на семинарах.
К концу 90-х уже во всю раскручивали образовательные ресурсы онлайн и платное семинарное образование на основе курсов любого направления (несколько контор подвизалась этим на физтехе одними из первых) и тогда у меня начали закрадываться подозрения, что всё будет не так радужно, как кажется: потому что основным стимулом развития таких систем была нажива барыша и только.

Тем не менее, долго, долго у меня сохранялся наивный оптимизм.

Ещё совсем недавно, в надежде почерпнуть определённые знания и повысить свой профессиональный уровень я даже старалась посещать профильные семинары/конференции — некоторые, организованные известнейшими компаниями и прямо провозглашённые, как образовательные. Чёрта с два.
Ничего, кроме дурно прикрытого пиара конторы или приглашённого ею лектора на таких занятиях не было.
Теперь мне достаточно почитать отзывы или бегло, с прокруткой, посмотреть видео-ролик с семинара, чтобы убедиться очередной раз: хорошо, что время не было потрачено на очередное фуфло.
Безусловно, есть ещё люди, которые пытаются искренне поделиться знаниями и эрудицией, но попасть на них — всё равно, что обнаружить жемчужину в болоте: вероятность того, что это вообще стоит усилий бесконечно мала.

Самое неприятное, что даже в науке, в академических институтах, лег-ко можно попасть на семинар, докладчик которого мелет какую-то трухлятину -дцатилетней давности (причём, слабо разбираясь даже в основах) и его пригласили повысить свой рейтинг только потому, что он, например, знакомый родственника кого-то из учёных. При том феерия представленных графиков/выводов может совершенно зашкаливать, и даже люди в аудитории на это будут прямо указывать — но с того как с гуся вода. Никакой дисквалификации или чего-то такого. Напротив, его зарплатный индекс повысят за счёт того, что он прочитал этот доклад.

При попытке найти нужную тебе информацию через интернет (речь не идёт о тех журналах, на которые есть подписка у института) — получаешь либо лабуду презентаций и того же пиара, оформленного в PDF, либо ссылки на платные статьи, посмотреть которые можно только отрывками. Чтобы найти хоть сколько-нибудь стоящее зерно среди всего этого навоза, надо убить кучу времени.

А стиль написания т.н. научных статей — это вообще отдельная песня: надо, чтобы ссылок на авторитеты было побольше, а понимания коллегами было поменьше: пусть думают, что излагается не очередной комбикорм, а аутентичный результат, раз ни хрена не понимают. Или можно годами (да куда уж! — десятилетиями!) измерять один и тот же образец (обсчитывать одну и ту же задачу и пр.) и каждый раз получать новый результат. Добавили сюда рецензирование по знакомству — и вот количество информационного мусора множится экспоненциально.
Для далёких от науки товарищей я постаралась подобрать понятный пример того, как обычно выглядит кусок научной статьи:
Моделирование когнитивной деятельности [Butterworth 1981, с.657], [Butterworth 1980], [Fletcher 1983, с.3] учитывает, что П.р. (порождение речи) погружено в контекст и реализует коммуникативную компетенцию человека, не просто перекодирующего информацию (ведь П.р. – не простой пересказ содержания мыслей говорящего [Merleau-Ponty 1968a: 23]), но и преследующего свои цели [Rathmayr 1985, с.15] (по [Sapir 1921, с.9], П.р. – сложная и подвижная система адаптаций, связанных с продвижением к желаемой цели в общении) и принимающего во внимание особенности аудитории, а также возможный эффект, который речь может произвести на адресатов. Из этого делается вывод [Zammuner 1981, с.1-5], что П.р. – результат взаимодействия стратегий П.р. с тематической структурой текста на фоне презумпций говорящего об аудитории (говорящий всегда решает, о чем адресат может додуматься сам, а что следует сказать прямо [Widdowson 1978, с.31]). Этим объясняется [Gülich, Kotschi 1995, с.33-34], [Dechert 1984, с.212-227], что П.р. целенаправленно, основано на общности языка [Gadamer 1966] и интерактивно (общение – не исполнение партий говорящего и слушающего врозь: люди сотрудничают как в случае недопонимания, – слушающий редактирует тогда план изложения, – так и при выработке темы речи [Keenan, Schieffelin 1976a: 379-389]), см. тж. [Moirand 1979, с.11], [Wiese 1984, с.11]. При П.р. не всегда привносится знание ситуации: речь может одновременно репродуцировать и продуцировать ситуацию [Gardiner 1932, с.251], [Dillon 1986, с.2], [Thierry 1983, с.18].
Это патология, признак упадка и разложения, а не прогресса. И попробуйте мне доказать обратное.

М.б. я уже излишний пессимист, но порой мне кажется, что нынешнее время — это какой-то переход из эпохи просвещения в средневековье — как 2-3 век новой эры: разрушение Рима и воцарение религиозного мракобесия. Только теперь в ином антураже.
Как, а главное — с кем, с чем и с кем об руку тут бороться — я не знаю. А разлагаться в общем рвении как-то не хочется.
Tags: capital, education
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments