JesCid (jescid) wrote,
JesCid
jescid

«Чтец» Бернхарда Шлинка...

Стала читать после того, как один хороший человек вслух поделился впечатлениями — «Ну почему у нас не пишут такие книги?...». Сначала показалось, что втянулась в чтение какого-то дамского романа в мужском варианте: переживания интимного характера описаны как переживаемые не женщиной, как это обычно в дамских романах, а мужчиной. И уж слишком детально — прямо литература для пубертатных мальчиков. Потому, помня о приведённом выше комментарии к роману и читая первые главы книги, находилась в замешательстве.
Однако, по мере знакомства с книгой дальше и развития сюжета в ней, моё недоумение пропало.
Не буду ничего писать больше, вещь достаточно известная, по роману снят фильм — повествование действительно совершенно кинематографично. Приведу только цитаты.

Пересмотр! Пересмотр прошлого! Мы, студенты семинара, видели себя авангардом этого пересмотра. Мы распахивали окна, впускали свежий воздух, ветер, который поднимал, наконец, пыль, опущенную обществом на ужасы прошлого. Мы заботились о том, чтобы можно было дышать и видеть. Мы тоже не делали ставку на юридическую ученость. Необходимость вынесения приговоров была для нас несомненной. Таким же несомненным являлось для нас то, что осуждение того или иного охранника и палача было важным лишь постольку-поскольку. Здесь перед судом стояло целое поколение, которое пользовалось охранниками и палачами, или не мешало их грязным делам, или хотя бы не вытолкнуло их в свое время вон, как оно могло вытолкнуть их и после сорок пятого года, и мы приговаривали это поколение на нашем процессе пересмотра и просвещения к позору.
...
Нам не следует считать, что мы можем понять то, что является непонятным, нам нельзя сравнивать то, что не поддается сравнению, нам нельзя спрашивать, потому что спрашивающий, даже если он и не подвергает сомнению эти ужасы, все же делает их предметом разговора и не воспринимает как нечто, перед чем он с чувством трепета, стыда и собственной вины может только замолчать. Неужели нам следует молчать с чувством трепета, стыда и собственной вины? До каких пор?

Речь о суде над людьми, занимавшими определённые должности при Третьем Рейхе, как вы, наверно, уже поняли. Сюжет занимательный, конечно. Но главное не в нём. Эта книга — действительно литература, с которой давно не встречалась. Раньше была уверена, что последний гуманист ХХ века и вообще современной литературы — Ромэн Гари (1914-1980). А Бернхард Шлинк написал этот роман в 1995 году.
Tags: history, literature
Subscribe

  • Вздрогнули, аха…

    «В случае, если я воплощусь в ком-то в следующей жизни, я хотел бы вернуться в неё смертельным вирусом, для того, чтобы внести свой вклад в решение…

  • «Подражание Корану» (не Пушкин)

    Это, пишут, факсимиле английского первопечатника Уильяма Какстона (1422–1491, William Caxton): Сам этот Уильям почему-то кучеряв, похож на…

  • Латинский, говорите…? Или латанный?

    Они учатся говорить даже в высших учебных заведениях ещё. Для них это очень важно. Их политики часто говорят отменно хорошо: складно, без мычания и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments