JesCid (jescid) wrote,
JesCid
jescid

О Собачьем сердце.

Почти уверена, что М. Булгаков имел ввиду именно ту интерпретацию, которую показали в кино. А вот если брать прототип, откуда он слямзил идею («Франкенштейн» Мэри Шелли), то там через злоключения гомункула показаны и уродства общества, и несправедливость окружающего мира по отношению к нему.
«Франкенштейн», по-моему — одно из начал европейского гуманизма в самом прекрасном его проявлении.
Когда-то меня эта вещь потрясла. Идея того, что и к уродам, отбросам, бракованной человеческой породе всё равно можно относиться по-человечески, — довольно нетривиальна для общественной мысли начала XIX века, хотя, пожалуй, обычна для женщины любой эпохи.
Нетривиальна идея Шелли ещё и потому, что степень падения изгоя определяется не по какому-то относительному социальному параметру из серии «от сумы и от тюрьмы...» — бедность, преступление и т.п. общественная ущербность в чьём-либо понимании — нет. Гуманизм Шелли абсолютен: изгой у неё — это тот, кто по определению не человек, но пытается им стать. И поэтому он заслуживает человечности.

Вот и СС можно было бы поставить так, что Преображенский представляет из себя нечто вроде врача-эсесовца в концлагере — скажем, в фильме его играет не безусловно симпатичный Евстигнеев, а Никита Михалков, всегда удачный в роли негодяев. А Шарикова и Швондера играют не Толоконников и Карцев, а Никулин и Вицин.
Представили?...
Вот уже и Шариков вызывает сочувствие, скорее смех, чем презрение — и хочется ему помочь в его злоключениях. Вспомните, ну что уж такого отвратительного он делает, даже по тексту Булгакова? Он просто такой, каким у него получается быть в силу его природы, которая безусловно несовершенна и не может одномоментно стать лучше.

Но почему-то русская литература до этого не доросла и в ХХ веке — не в упрёк ей будет сказано, это просто констатация. У Ромэна Гари, отчасти русского по происхождению, этот гуманизм уже есть, но Гари, хотя и родился в России, по культуре и становлению несомненный француз.«Чтец» Бернхарда Шлинка тоже принимает эту достойную традицию... А у нас после русских народных сказок, в которых Баба Яга или какое-нибудь отвратительное и злобное чудище часто в итоге не клеймятся окончательно и бесповоротно, но преобразуется в доброго персонажа — кроме вот этих примеров, у нас такой литературы нет.
Может быть и оттого, что у нас сами люди в обыденной жизни чаще стремятся кого-то гнобить и чморить, самоутверждаться — чем помогать и сочувствовать? Взять тех же почитателей и любителей цитировать профессора Преображенского... И потому наша литература идейно — тоже отражение такого менталитета.
Навёл на размышления vborgman
Tags: cinema, culture
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments