JesCid (jescid) wrote,
JesCid
jescid

Categories:

К теме семей и детей

Надысь т. zogin опасливо поинтересовался на счёт матриархата в прекрасном далёко. Спешу его заверить — не будет. На какой-то период такая неприятность вполне может случиться, но потом всё боле-мене уравновесится. Ещё, помнится, где-то у какого-то жж-биолога обсуждался вопрос ЭКО — насколько оно повлияет на семью вообще (в комментариях мужики страшно жаждали скорейшего повального ЭКО и забавно были уверены, что женщины хотят того же — лишний раз доказывает, что мужик только с его мозгами не совсем разумный человек, потому что не понимает ничего дальше собственных интересов).

Расскажу, какая будет семья в будущем, и почему ЭКО для женщин не столь принципиально, как для мужчин, а по большому счёту ничем более процедуры по медицинским показаниям быть не может.

Мне думается, что корень нынешней проблемы полов состоит в том, что мужчина почему-то по жизни постоянно должен доказывать свою мужественность, что он настоящий, и у него всё на месте при нём — и это правда так: его же и женщины будут тюкать чуть что «ну какой ты мужик?!» и свои то и дело навязывают модель поведения «давай померяемся — кто из нас бо́льший мужик», тогда как женщине ничего доказывать относительно своей половой состоятельности не нужно. Разве что любая вошь противоположного пола ей может заявить, что она вообще не человек — но тут что-то доказывать бесполезно, а свои в этом казусе всегда только поддержат и поймут.
Причина уверенности женщин в себе как женщин (в остальном они часто уверены в себе куда меньше, чем мужчины, именно когда становятся женщинами) — это данное природой право и способность давать человеку жизнь, — право, в котором собственно процесс зачатия занимает небольшую нишу и не сравним с ощущением жизни внутри — её роста, превращения в ребёнка, роста ребёнка самого по себе, вплоть до взросления. В этом вопросе мужикам женщин понимать и сложно, и не нужно, но можно попробовать быть хоть немного наблюдательными: хотя бы как женщина способна помнить мельчайшие моменты жизни своего ребёнка, жить его жизнью (и вместе с ней своею) — так, как мужчины жить не умеют. Так что добровольно на тотальное ЭКО женщина не пойдёт.

Мужчина же, из-за своей перманентной необходимости доказывать себя, по жизни оказывается существом в половом вопросе морально угнетённым и пытается это как-то компенсировать. Доминирование и подчинение тут образуют диалектическую связь: разумеется, осуществлять физическое доминирование мужчине важнее и проще, но точно так же он наиболее склонен подчиняться: как старшему по иерархии, так и женщине.
Доминирующая особь это та, которая принимает решение и несёт за него ответственность, по крайней мере бо́льшую её часть. Большинстве семей всё ещё традиционны, кем бы их составляющие себя не мнили, и потому решение в них по любому вопросу принимает женщина — расход денег и пр. ресурсов, приобретение общих товаров, отдых, рождение и воспитание детей, продуктовое снабжение и т.п., вплоть до того, чтобы ейный мужик не позорил семью — не ходил грязным, потёртым, с запашком и пр.. Стоит понаблюдать за многими холостяками — неженатого женщина распознаёт, мельком взглянув на него, хотя в особо запущенных случаях может и ошибиться (например, у жены мужика появился любовник, мужик ходит один без присмотру — такой сойдёт за неженатого).
Другой вопрос, что многих женщин имеющаяся диспозиция не устраивает и они хотят освободиться. Но в общем и целом свобода — это константа: если у кого-то её становится больше, то, значит, кого-то её на вот столько же лишили.

Точно так же мужчина не хочет семейной кабалы, когда все свои ресурсы он вынужден делить на ещё кого-то — он тоже хочет свободы, но тут же вынужден соглашаться с тем, что массу решений в его жизни, если мамы рядом нет, он должен принимать самостоятельно, даже, о ужас, выполнять какую-то домашнюю рутину, если не хочется жить в грязи, а средства не позволяют нанять экономку (опять же — жениться дешевле).

Обе стороны спасает бытовая техника и возможность женщины зарабатывать самостоятельно — тогда они оказываются хозяйственно не очень то и нужны друг другу.
Ура прогрессу. Но дети портят всю малину (отсюда в оных ещё традиционных семьях возникают чайлдфри).

Рудименты хозяйственных отношений прошлых веков мешают. Стороны всё равно остаются в претензиях друг к другу и стремятся навязать противоположной стороне типичную модель поведения: он должен приносить денег, она должна делать вид, что подчиняется.
Почему женщина требует от мужчины материальной базы? Едва ли разумно, живя при капитализме, её в том упрекать: она же не уверена в будущем, не может быть уверенна по определению. Чисто биологически в любой момент она на несколько месяцев может стать неспособной обеспечивать себе пропитание, причём не только себе: этимология слова «беременность» содержит в себе слово «бремя», от которого надо «освободиться».
Но в сознании современного мужика, которому и так всё труднее найти себя в той же активной деятельности и подтвердить свою мужскую состоятельность, такая женщина оказывается нехорошей (опустим эпитеты, которыми её награждают).
Парадокс тут состоит в том, что даже те женщины, которые имеют состоятельных родителей или ренту или какой ещё источник нетрудового дохода — они тоже хотят видеть в мужике самца-добытчика. Почему?
Тут тоже биология. Мужчина чаще всего делает выбор по чисто внешним признакам, сиюминутному влечению и не обязательно заинтересован в продолжении отношений: реализовал шанс оставить потомство — и хорошо. Если о потомстве будет заботится другой — то вообще супер. Собственная тушка получила максимум материальной выгоды в виде экономии ресурсов на себя любимого. А женщина вынуждена делать выбор с дальним прицелом: потомство надо выносить и вырастить. Если завтра мир обрушится вместе с рентой, богатыми родителями и проч., а ты — опа! — беременна, то рядом должен быть Мужикъ.

Отсюда же получаем жёсткое требование верности от женщины — ибо тем, другим, может оказаться любой мужчина, согласный на длительные отношения, и тогда, если он не беспокоится о верности жены, то его шансы оставить потомство минимизируются, а напрасная трата ресурсов вне собственных интересов максимизируется. Мужчины со своими взрослыми детьми часто относительно спокойно относятся к неверности супруги: во всяком случае не стремятся тут же уйти (завести вдруг потомство с другой — оно ему уже не надо).
Обычное современное следствие требования верности среди прогрессивных частей общества — это стремление мужчины навязать женщине своё мировоззрение — будто если она думает обо всём точно так же, как и он, то гаранировано ему принадлежит.
Часто ему кажется, что у него это отлично получается, но через некоторое время с ним может случиться шок, когда он вдруг обнаружит, что его женщина таки имеет своё собственное представление о жизни, и весьма далёкое от его («она обманывала меня!»).
Такой экземпляр может даже оказаться убеждённым чайлдфришником, но вот ментальное подчинение женщины для него будет всё равно первостепенно важным — рудиментное сознание на равноправные отношения в принципе не способно и усилием воли не преодолевается.

Но прогресс всё равно может постепенно вносить изменения в отношения. Если материальные обстоятельства перестают играть ключевую роль, то обе стороны оказываются куда свободнее относительно выбора партнёра. Например, она может позволить себе больше обращать внимание на внешнюю для неё привлекательность, качества мужчины как любовника (очевидно, что плохой любовник хорош разве что сделать детей) и т.д..
Интересно, что тут страхи мужчины оказаться «ненастоящим» тоже вполне могут реализоваться: чем он более развит интеллектуально, тем скорее будет бояться оказаться несостоятельным уже как любовник: для производства потомства одного шанса при распространённости противозачаточных средств едва ли уже хватит и его просто напросто заменят на того, другого.

Далеко не всё зависит от него одного, однако, но всё та же рудиментная неспособность к аrs amandi (потому что незачем: «реализовал шанс оставить потомство — и хорошо» + жёсткое требование верности от женщины в прошлом) всё ещё будет играть свою роль и при самом высоком уровне развития технологий и средств производства. Здесь обе стратегии полов начинают походить друг на друга: смена партнёра становится более свободной и одновременно перестаёт быть самоцелью. С одной стороны может показаться, что женщине будет уже всё равно от кого рожать и процесс пойдёт в сторону отбора по внешности с её стороны. Например, лучше пусть плохой любовник, зато красив неописуче — «хочу красивых детей! вот этот раз, ещё раз, и ещё разик — залетела — отлично! но для жизни поищу-ка кого искуснее и интереснее». С другой стороны отбор по внешности — довольно субъективная штука, но явных уродов и вырожденцев должно точно стать меньше в популяции.
А детям, кстати, отцы очень нужны, чтобы там ни заявляли т.н. прогрессисты и пр. сторонники воспитания вне семьи — традиционной и потому толкающей назад (тот факт, что семья тоже может эволюционировать они не осиливают). И детям всё равно, кто их биологический отец (с матерью сложнее — в ней потребность с момента рождения), им нужна функция отца — защитника семьи, её интересов и, самое главное — их личного телохранителя. Это тоже биология, от которой вообще никуда не деться никаким прогрессом. У них эта потребность с первыми проблесками сознания возникает, а на самом деле ещё раньше. И никакое воспитание, социальная среда и пр. тут не могут оказать своего влияния.
Потому со всех сторон замечательный мужчина, но внешне непривлекательный для данной женщины, может оказываться тогда буквально в пролёте. Не велика беда — сделает детей той, для кого окажется привлекательнее.
Дети от разных отцов в одной семье, воспитание не своих детей, свои дети в другой семье — эти случаи станут более массовыми: обобществление жён едва ли случится в том смысле, что вступать в половые отношения любая согласится с любым (а вот фиг! тут желания одной стороны противоречат интересам другой), но обобществление детей — уже идёт во всю.

Быть кому-то нужным и осуществлять активную деятельность — одна из основных потребностей человека, независимо от пола. У одних эта потребность выражена сильнее, у других — слабее и может быть вообще задавлена проблемами личного успеха/выживания, сублимирована в какие-то другие формы, вплоть до уродливых, но осуществлять действие и получать ответ от него — человеку необходимо, чтобы ощущать себя живым, ибо человек — создание социальное.
Только товаров и секса, при достатке того и другого, ему для полноты жизни не достаточно. Ближайшая социальная ячейка — это семья.

Потому семьи в будущем будут и люди по-прежнему будут стремиться их создавать.

Tags: children, men, women
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 87 comments