JesCid (jescid) wrote,
JesCid
jescid

Category:

Как умирают теперь в России

У меня папа в советское время умер от рака легких. Ему выписывали наркотики, перед смертью ему кололи морфий. А вот 6 лет назад моя свекровь умирала от рака желудка в мучениях. Ей выписывали только снотворные. Она мучилась, говорила, что даже во сне ей снилась эта боль, она стонала во сне. Я так и не поняла почему страдальцам (раковым больным) сейчас не выписывают наркотики. Видя, как обращается минздрав к таким больным, делаешь вывод: в советское время старались помочь больным, а нынче эти больные не люди, а отработанный материал. Позор нашей медицине.
Моему отцу перед смертью (полтора года назад) морфий кололи один раз на ночь — исключительно за тем, чтобы я не доставала их ещё и ночью, не будила медсестру.

В остальное время кололи кетарол, который никак не действовал и по определению не мог действовать с его диагнозом, я не знала этого, у меня не было интернета в больнице, иначе бы я могла выяснить это быстро и требовала бы морфий с них всеми законными и незаконными способами. Зачем поместили в отдельную палату за двойной дверью туда — писать не буду. Отец держался со всех сил, чтобы не кричать и никого не беспокоить. Когда на то следующее утро дыхание стало очень тяжёлым и ему стало совсем тяжело сдерживаться, они никак не реагировали, а когда наконец на мои просьбы что-то сделать, зашла явно нетерпеливая и раздражённая медсестра и что-то вколола, он умер сразу после её инъекции, действие которой успел осознать. Не знаю, что это было. Патологоанатом только подтвердил диагноз.
Это был не рак, а неоперируемая расслоившаяся аневризма аорты — внутреннее неостанавливаемое кровотечение, гематома от которого начинает давить на нервные узлы у позвоночника и только морфий может в таких случаях облегчить безумные боли, это написано во всех их учебниках и пособиях.

Отношение ко мне было сочувственное — от некоторых других больных. К нему уже не относились как к человеку. А врачи и медперсонал именно этого отделения (сердечно-сосудистое) вели себя просто как выродки без души и совести — по тому, что и как они говорили, какие фразы бросали походя, при нём особенно, не буду пересказывать. Да, я знаю, у них тяжёлая работа, но и за язык их никто не тянул. К тому же у меня была возможность пообщаться и с другим медперсоналом — с узистом, с медсестрой, снимавшей энцефалограмму («сердце крепкое! дай бог ещё здоровья!»), с врачом приёмного отделения. Это были другие люди.
За сутки до смерти главврач назначил переливание крови на основании низкого гемоглобина, притом диагноз разрыва аневризмы аорты уже был подтверждён.
В несколько часов моего отсутствия (меня подменила мама, этих врачей я просила не говорить ей, что диагноз смертельный) они стали вливать кровь через капельницу — в кровеносную систему с дыркой в ней, чем и создали стремительный рост гематом на тех нервных узлах. Т.е. они либо сознательно, либо из-за полнейшего невежества просто замучили отца до смерти. Врач ещё в приёмном отделении, который и поставил диагноз, мне пообещал, что папа потеряет сознание и умрёт без всяких болей из-за неуклонно падающего кровяного давления — разрыв был не слишком близко к позвоночнику. Он потерял только способность двигаться, но не сознание, которое оставалось ясным до самого конца, у него ничего не болело до того, как его привезли в больницу, тянуло поясницу только. Овощем в бессознательном и беспомощном состоянии там можно было назвать скорее меня, чем его.

Когда я вернулась, то первая попавшаяся на глаза местная газетка описывала вопиющий здесь случай, случившийся за полгода до того — как к одинокому старику с разорвавшейся аневризмой скорая ехала три часа из госпиталя, который находится в 15 мин. езды от его дома. До того лета мне никогда вообще не встречалось это слово — аневризма.

Пишу за чем, чтобы знали и не забывали, кто живёт с вами рядом. Те же страшные вещи мне рассказывали о тех, кто работает в онкологических отделения и яслях для брошенных детей — там созданы в России такие условия, что нормальные люди не выдерживают их, а потому часто остаются одни выродки. Не везде, надеюсь, так. Но что есть, то есть.
Tags: medicine
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Как они цитируют даже нашего всего Марка Твена…

    Пример: = Есть что-то увлекательное в науке. Можно получить обратно полный запас гипотез из такого пустячного вложения в факт. Какого такого?…

  • Грибы и квас…

    Вдруг и внезапно ещё в марте появились признания текущего менеджмента РФ о том, что оне функционируют под угрозой и принуждением извне и неспособны…

  • Новое время — новые детские игры…

    Иду до Н. по улице и со мной здороваются трое подрослей… то, что дети со мной здороваются — это обычное дело. При том часто я даже не знаю их или…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

Recent Posts from This Journal

  • Как они цитируют даже нашего всего Марка Твена…

    Пример: = Есть что-то увлекательное в науке. Можно получить обратно полный запас гипотез из такого пустячного вложения в факт. Какого такого?…

  • Грибы и квас…

    Вдруг и внезапно ещё в марте появились признания текущего менеджмента РФ о том, что оне функционируют под угрозой и принуждением извне и неспособны…

  • Новое время — новые детские игры…

    Иду до Н. по улице и со мной здороваются трое подрослей… то, что дети со мной здороваются — это обычное дело. При том часто я даже не знаю их или…