JesCid (jescid) wrote,
JesCid
jescid

Category:

О подтасковках и махинациях в науке


Предисловие.
К сожалению на русский эти фильмы не переведены, но я очень рекомендую постараться их посмотреть, независимо от того, как вы относитесь к (афёрам) тотальной вакцинации младенцев, т.н. доказательной медицине (т.е. той, которая ныне суть приставка к бизнесу фарм-корпораций) или теории Глобального Потепления.
Почему? Потому что в них выступают учёные довольно высокого уровня, профессионалы как раз в медицине и климатической науке. Они рассказывают, как именно передёргивают результаты исследований, даже их собственных, для того, чтобы выдать на публику нужный политикам и корпорациям вывод:

Dr Peter Gøtzsche exposes big pharma as organized crime — отрывок из интервью 2015года Питера Гётше, директора центра Кокрейн Север (Nordic Cochrane Centre), подразделения британского благотворительного исследовательского центра Кокрейн (Cochrane Centre, где Гётше входил в состав дирекции с 2017года) в Скандинавии, где он называет бизнес фарм-корпораций организованной преступностью.

Survival of a Whistleblower – Peter C. Gøtzsche at Summer Institute 2018 (Выживание активного свидетеля) — он же, доклад по приглашению института Социологии (Human Development) им. Макса Планка, — как раз накануне того, как в конце сентября его уволили с поста директора Nordic Cochrane Centre, а в середине сентября, аккурат перед увольнением, прошла конференция Nordic Cochrane Centre по случаю 25-ти лет работы центра, см. программу — чтобы было понятно что, безусловно, так же являлось причиной его смещения (вместе с ним ушли ещё 4 его коллег из дирекции Cochrane).

The Great Global Warming Swindle - Full Documentary HD — Великое надувательство о Глобальном Потеплении.

Все фильмы с субтитрами. Самое интересное в них — это приведённые приёмы перевирания, передёргивания и прямой диффамации («if you can't beat him, lie about him» P.Gøtzsche), которые встречаются в науке повсеместно — а в этих фильмах показано, как это проворачивают даже с теми, кто занимает высокие и самые высокие позиции в науке, но осмеливается настаивать на логике и корректной обработке данных научных исследований.

Что же тогда происходит в куда более рядовых рабочих ситуациях в Западной академии?

В комментариях к той записи new_javabean спросила «неужели в науке на западе совершенно нет порядочных людей которые ЗА науку? против подтасовки результатов?» (конечно, есть! см. выше примеры из самых известных), а agasfer набросил уже относительно меня, перейдя с места в карьер к моей личности: «Вы и научку так гоните? "Данных нет, но ответ я уже знаю!"» (а данные тут то самопредоставились) — уж не знаю, из какой реальности её автор, но последняя атака, как раз, излюбленный приём мошенников от науки: данные есть, но они в них подсовывают передёргивания, а как только ты выражаешь им сомнение, удивление или, что самое ужасное — предлагаешь свой вариант, у них мгновенно включается триггер на агрессию, «твоих данных нет!/мои, мои данные превыше всего!», и они переключаются на тебя лично, ссылаясь на свой личный опыт или опыт других с тобой лично, с кем ты, впрочем, можешь даже вообще никогда не иметь знакомства до того, но это неважно: поклёп — это их первая рефлекторная реакция.
Тебе нельзя настаивать на своём! даже не отменяя их метод, не критикуя ни разу, но обосновывая, почему надо делать так, как считаешь верным ты — тем более, что это как раз твоя компетенция, тебя наняли именно за это… — нельзя! Тебя принуждают сделать что-то нехорошее? всё равно нельзя настаивать.
Ведь если ты прав — то кто же тогда будет (вдруг ещё и первым) автором в публикации? и что же тогда туда пойдёт? ведь может оказаться, что пойдёт не то, что так надо…

В Испании у меня был самый сносшибательный (смешной или буквально…) случай с ними.
После того, как по результату моей дискуссии с одной блатной особой, самый большой начальник, он же завлаб, а по совместительству оная особа была его любовницей, написал в рабочую рассылку, что это её предложения не имеют смысла (does not make any sense, это читалось слишком… direct) — уж очень это было очевидно, хотя моя позиция была довольно отвлечённая при том, см. ниже — мне сразу стало ясно, что моя песенка спета: спустя некоторое время это мне заявили, что это я не могу ни с кем работать и… бумс! — «ты не можешь работать с Карлосом». Почему с Карлосом? кто такой Карлос? — ну, просто так оказалось, что Карлос был ручной болонкой оной любовницы, который всегда всё, что нужно, подтверждал и свидетельствовал.

Но вот засада — мы с Карлосом ни разу не пересекались до того: ни по работе, ни лично. Я понятия не имела ещё кто это такой, он работал в другой лабе, я даже не знала как он выглядит.
А из лабы, где я работала, никто не подтвердил того, что я ни с кем не могу работать (за что им большое спасибо), но это не играло никакой роли — меня перевели туда, где были карлосы, а методы убеждения были сведены к элементарному: между мной и данными поставили оную любовницу, которая не подпускала меня к данным ни с общего проверенного всей лабой репозитория, ни непосредственно с машин, а подсовывала мне то, что прошло обработку на её компьютере, а там были как бы нечаянные ошибки, что нетрудно было проверить, или же файлы с машин были зачем-то склеены (merged) так, что невозможно было понять, что случилось с оригинальным выходом из машины (который мне нужно было процессить).
Что касается репозитория лабы — по моему запросу мне на него указали коллеги, его мне, как дополнительный к данным с приборов data source, подтвердил босс, но его любовница просто взбесилась от моей самостоятельности и такого развития событий.
И её милый друг обязал меня работать с ней индивидуально (буквально: you work with her alone), любые проверенные данные уже мешали, свидетели мешали, даже карлосы, которые никак ко мне не относились, ведь этот туз был выброшен на стол преждевременно.

Всё бы ничего даже при таких условиях, если бы не диалоги на семинарах (пример):
— Мы опубликовали вот тут, что лямбда с машины =8.2… хм… (машина не может в данном случае выдавать боле, чем, скажем, 4.3, но цифра 8.2 очень убедительна для публикации, а ограничения прибора по этому параметру знают только те, кто работает в лабе)
— Ой! Мы правда это опубликовали? Такой цифры быть не может! (тот самый завлаб, все же всё видят, но помалкивают, хотя тут получается, что собственные публикации начинают вынуждать продолжать подтасовывать дальше, а докладчик, и это не я, этого не хочет и пробует обосновать, почему надо всё перемерять)
— Тут всё верно!! лямбда такая!!! (его любовница, триггер на агрессию is on, вся лаба, включая оного завлаба, сидят прижав уши, она там первым автором, разумеется: «твоих данных нет! мои, мои данные превыше всего»)
— А… ну да… хорошо, хорошо, хорошая была публикация!

А что же было такого в той дискуссии, когда оный завлаб и самый большой босс вдруг выступил на моей стороне? Да меня его любовница принуждала хакнуть API к прибору: его производитель выводил данные измерения в таблицы через проприетарный API, не предназначенный для подсоединения другого софта, эти таблицы нужно было далее автоматически процессить для агрегации и выводов о присутствии/отсутствии протеинов в заданных, т.е. подгруженных в аппарат прибора биологами, образцах.

Особо приближённая к боссу дама-с-болонками хотела, чтобы кто-то влез в софт производителя и сделал с выводом таблиц то, что ей надо. Не то чтобы я даже сильно сопротивлялась. Задача была ясна, я человек подчинённый в данной ситуации. Но я попросила предоставить мне настройки того API (т.е. как именно аналоговые данные настроек при подгружении образцов переводятся в цифру — ведь аналоговые настройки производились не мною и мне были неизвестны, а мне нужно было влезть и заменить API прибора на свой).
Эти настройки в принципе были доступны: производитель их публиковал, чтобы было понятно, что и как именно он берёт за входной сигнал — у настроек были некие параметры, к которым была документация и в которых надо было разбираться именно биологам: ведь это они подавали входной сигнал. Моё дело — данные на выходе.
Но вот опять засада: те параметры (которые нужно было мне взять на вход, всунувшись туда вместо проприетарного софта) биологам нужно было понимать очень и очень хорошо, чтобы не напутать с настройками, которые они выставляли по дефолту, продиктованным софтом производителя (но мы то его хакаем), и не испортить вывод вообще — о да, я коварно априори знала, что они этого не понимают и параметров настроек я не получу… А потому данные надо будет процессить на выходе прибора, никуда не влазя. И это правильно, корректно, технически рационально и, главное — это легитимно.

Но, в итоге, куда мне было до испанского коварства…
См. методы выше.
Не, мне пришлось полегче — на Питера Гётша за его подход проводить исследования аккуратно стали давить «твоих данных нет!/наши, наши данные превыше всего!» (его обвинили в выводах без доказательств, evidence, тогда как у него их было полно, но на публику объявлялось, что не было) — у меня был случай попроще «это ваши данные, давайте я их буду процессить ничего не хакая, договоримся о стандартах (раз, два, три ссылка на соотв. публикации и доки) и будем работать, а то я уже почти месяц не имею доступа к данным, вы же меня наняли их процессить» — «ха-ха! она хочет работать!».
И я не утрирую последнее, это цитата из их разговора меж собой при мне.
Когда ты, а к тому же совершенно случайно и кто-то ещё в лабе, замечают, что происходит мухлёж — самое простое, это забыть про таких людей, как вы, — ну, пока не сфабрикован повод (можно провокациями) для того, чтобы от вас избавиться. Даже если вы осторожны с карлосами, вы должны ещё молча игнорировать попытки втянуть вас в тот мухлёж и саботаж — и это может длиться месяцами, годами.

Вам охота так тратить свою жизнь?
Tags: bacillus, barcelona, biology, postscience, spain
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments