JesCid (jescid) wrote,
JesCid
jescid

Categories:

Города от огородов и грядок — и это истмат, друзия…

Только огороды обносили забором (а «забор» когда «забирают» не такой уж и омоним…) от зверей, грядки оградкой от сорняков, ибо налезут и сожрут… а города городили и огораживали стенами от людей.
Но вовсе и не чужих поначалу.

Почему-то этот принципиальный вопрос, можно сказать ключевой вопрос исторического диамата, ни разу не встречался мне разобранным: иноземные набеги на огонёк могли прибегать, а уж точнее и надёжнее, чтобы не догнали, прискакивать на конях, после того, как среди своих же появились ОПГ, занимающиеся разбоем и кому, следовательно, нужно было где-то жить, огораживаясь от желающих забрать обратно честно выращенное, наторгованное и нажитое.

Города как места для проживания главарей ОПГ и их челяди, которые делали набеги на другие населённые пункты и обирали их, стали городить именно для этого.
Потом набеги и поборы узаконили (как и зачем идёт законотворчество сейчас особенно хорошо видно, не так ли?) и назвали податями — «ну что, сами отдаёте или мы вас сжигаем?»
А потом пришли попы и объяснили мирянам, что платить подати надо ещё и им, попам, потому что миряне грешны, за души их, грешников, надо неустанно молиться, а за то миряне должны потому трудиться «в поте лица» — ведь очевидно, что после уплаты податей ОПГ и попам трудиться надо уже больше.

Для торговли и ремёсел города излишни.
«Торг» — это изначально место, куда торили дороги с разных мест, чтобы совершить товарообмен, по-сербски и до сих пор это площадь (часто с рынком).
Ярмарки на Руси, и не только, до сих пор происходят где угодно и вне городов.
Город городить для товарообмена совершенно не нужно.
Все ремёсла изначально возникали вне городов.
Кучковаться в цеха внутри городских стен они стали только постольку, поскольку обслуживали уже ОПГ и их челядь. Позже это всё ещё пуще узаконили и заявили про национальные идентичности, глав ОПГ называли государями (а господарями звали наместников) — появились государства.

Кстати, razboi = война по-румынски, но разбойник и разбивать по-русски там же, хотя в румынском это уже совсем другие слова…, там răzbunare — какое такое латинское слово, не правда ли?… — это месть.

Так вот… вне городов вовсе не все, пораскинув выгоды, пожелали продолжать трудиться в поте лица. Чем боле можно было обирать свободных пахарей, тем боле можно было содержать челяди и ратников внутри городов, чтобы обирать пахарей ещё больше.
Западный концепт свободы™ именно тогда и был создан — чем боле ты имеешь навара\денег от обирания трудящихся, тем боле ты свободен, в т.ч. в передвижении, за которое надо платить.
А пахарю некуда деться от своего двора и своей скотинки. Он, т.о., несвободен.

Города стали расти и пухнуть как на дрожжах.

Вот и доросли, закономерно.
Теперь с максимальной концентрацией именно того населения, кому боле всего подходит роль холопов… боровов, баранов, бар, т.е. неспособных к тому труду, чтобы прокормить себя независимо от ОПГ… и это значит ещё тех, кого/что забрали за ограду и на кого/что навешивают бирки, как знак принадлежности и цены.

Дабы знать своё место, именно в экзистенциальном смысле тоже, челядь должна быть помечена намордником/тавро/вакциной — тогда она безопасна.
Оградите себя и своих близких.
Все другие объявляются нечистыми.

И чтобы вам ни несли лингволухи о происхождении слова «государь», дескать от «господарь», дескать от «господь» — и тут лингволухи делают невероятный пируэт как обычно в своём стиле лоботомированной челяди: вспоминают про слово «гость» и что у этого слова есть значение в неславянских — чужак, враг, hostis = враг (латинский).
И да, отель (hotel) оттуда же.
Потому что румынский — это табу:

oaste = армия, войска,
ostaș = военнослужащий (ость, острый, вострый (*), острога — очевидно однокоренные)
ospăț = пир, пиршество (а то…)
ospăta = угощать
oaspete = гость
ospătar = официант, служка, подавальщик (сравните с hostess… и почти как господарь, не? :))
ospitalitate = гостеприимство
ost = восток… (*) см. выше переход с в- и без в-

Для кого своя армия, а для кого — чужой враг…
Государь — это гость, которому приносят дары.
И что для русского или румына неразрывно семантически связно, для европейца получается кашей:
hospital = больница,
hospitality = гостеприимство,
host = тот-кто-принимает гостей(!)
hostility = враждебность
— англ, но во фр., ит., испанском так же!

Ещё не забыли про румынское слово razboi выше?
Разбой ведётся гостями (врагами для латинян), армия располагается как гости… или в гостях — а чтобы гости или те, кто пришли не как гости (т.е. не как своя армия) не пожгли всю деревню к чертям собачим их встречали хлебом-солью и поклонами.
У славян то в гости ходят с гостинцами.
И теперь попробуйте аккуратно перевести «гостинцы» на другой язык…
Но это же осталось и в крови славянских женщин, не только в языке: когда свои солдаты, осты (осташи=рум. если на кириллице), проходили через их сёла, им совали еду. Гостинцы.
Tags: brave_new_world, dialectic, history, istmat
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments